Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:51 

Юлия Друнина

Verba volant, scripta manent
БОЛДИНСКАЯ ОСЕНЬ

Вздыхает ветер. Штрихует степи
Осенний дождик - он льет три дня...
Седой, нахохленный, мудрый стрепет
Глядит на всадника и коня.
А мокрый всадник, коня пришпоря,
Летит наметом по целине.
И вот усадьба, и вот подворье,
И тень, метнувшаяся в окне.
Коня - в конюшню, а сам - к бумаге.
Письмо невесте, письмо в Москву:
"Вы зря разгневались, милый ангел,-
Я здесь как узник в тюрьме живу.
Без вас мне тучи весь мир закрыли,
И каждый день безнадежно сер.
Целую кончики ваших крыльев
(Как даме сердца писал Вольтер).
А под окном, словно верный витязь,
Стоит на страже крепыш дубок...
Так одиноко! Вы не сердитесь:
Когда бы мог - был у ваших ног!
Но путь закрыт госпожой Холерой...
Бешусь, тоскую, схожу с ума.
А небо серо, на сердце серо,
Бред карантина - тюрьма, тюрьма..."

Перо гусиное он отбросил,
Припал лицом к холодку стекла...
О злая Болдинская осень!
Какою доброю ты была -
Так много Вечности подарила,
Так много русской земле дала!..
Густеют сумерки, как чернила,
Сгребает листья ветров метла.
С благоговеньем смотрю на степи,
Где он на мокром коне скакал.
И снова дождик, и снова стрепет -
Седой, все помнящий аксакал.

23:33 

Ольга Краш
Verba volant, scripta manent
Джон Эверетт Миллес

23:30 

Алексей Апухтин

Verba volant, scripta manent
ПИСЬМО

Увидя почерк мой, Вы, верно, удивитесь:
Я не писала Вам давно.
Я думаю, Вам это всё равно.
Там, где живете Вы и, значит, веселитесь,
В роскошной, южной стороне,
Вы, может быть, забыли обо мне.
И я про всё забыть была готова...
Но встреча странная — и вот
С волшебной силою из сумрака былого
Передо мной Ваш образ восстает.

читать дальше

Ноябрь 1882

20:56 

Verba volant, scripta manent
КОРО Жан-Батист-Камиль - "Письмо"

20:47 

Ольга Краш
Verba volant, scripta manent
(из письма Н.Н. Страхова Л. Н. Толстому)

"
Напишу Вам, бесценный Лев Николаевич, небольшое письмо, хотя тема у меня богатейшая. Но и нездоровится, и очень долго бы было вполне развить эту тему. Вы, верно, уже получили теперь Биографию Достоевского – прошу Вашего внимания и снисхождения – скажите, как Вы ее находите. И по этому-то случаю хочу исповедаться перед Вами. Все время писанья я был в борьбе, я боролся с подымавшимся во мне отвращением, старался подавить в себе это дурное чувство, пособите мне найти выход. Я не могу считать Достоевского ни хорошим, ни счастливым человеком (что, в сущности, совпадает). Он был зол, завистлив, развратен, и он всю жизнь провел в таких волнениях, которые делали его жалким и делали бы смешным, если бы он не был при этом так зол и так умен. Сам же он, как Руссо, считал себя лучшим из людей и самым счастливым. По случаю Биографии я вспомнил все эти черты. В Швейцарии, при мне, он так помыкал слугою, что тот обиделся и выговорил ему: «Я ведь тоже человек!» Помню, как тогда же мне было поразительно, что это было сказано проповеднику гуманности и что тут отозвались понятия вольной Швейцарии о правах человека.

Такие сцены бывали с ним беспрестанно, потому что он не мог удержать своей злости. Я много раз молчал на его выходки, которые он делал совершенно по-бабьи, неожиданно и непрямо; но и мне случалось раза два сказать ему очень обидные вещи. Но, разумеется, в отношении к обидам он вообще имел перевес над обыкновенными людьми и всего хуже то, что он этим услаждался, что он никогда не каялся до конца во всех своих пакостях. Его тянуло к пакостям, и он хвалился ими. Висковатов стал мне рассказывать, как он похвалялся, что… в бане с маленькой девочкой, которую привела ему гувернантка. Заметьте при этом, что при животном сладострастии у него не было никакого вкуса, никакого чувства женской красоты и прелести. Это видно в его романах. Лица, наиболее на него похожие, - это герои «Записок из подполья», Свидригайлов в «Преступлении и наказании» и Ставрогин в «Бесах». Одну сцену из Ставрогина (растление и пр.) Катков не хотел печатать, а Достоевский здесь ее читал многим.

При такой натуре он был очень расположен к сладкой сентиментальности, к высоким гуманным мечтаниям – его направление, его литературная музыка и дорога. В сущности, впрочем, все его романы составляют самооправдание, доказывают, что в человеке могут ужиться с благородством всякие мерзости.

Как мне тяжело, что я не могу отделаться от этих мыслей, что не умею найти точки примирения! Разве я злюсь? Завидую? Желаю ему зла? Нисколько: я только готов плакать, что это воспоминание, которое могло бы быть светлым – только давит меня!

Припоминаю ваши слова, что люди, которые слишком хорошо нас знают, естественно, не любят нас. Но это бывает и иначе. Можно при близком знакомстве узнать в человеке черту, за которую ему будешь все прощать. Движение истинной доброты, искра настоящей сердечной теплоты, даже одна минута настоящего раскаяния – может все загладить; и если бы я вспомнил что-нибудь подобное у Достоевского, я бы простил его и радовался бы на него. Но одно возведение себя в прекрасного человека, одна головная и литературная гуманность – Боже, как это противно!

Это был истинно несчастный и дурной человек, который воображал себя счастливцем, героем и нежно любил одного себя. Так как я про себя знаю, что могу возбуждать сам отвращение, и научился понимать и прощать в других это чувство, то я думал, что найду выход и по отношению к Достоевскому. Но не нахожу и не нахожу!! Вот маленький комментарий к моей Биографии (выделено везде Н. Н. Страховым – Г.Е.); я бы мог записать и рассказать и эту сторону в Достоевском, много случаев рисуются мне гораздо живее, чем то, что мною описано, и рассказ вышел бы гораздо правдивее; но пусть эта правда погибнет, будем щеголять одною лицевою стороною жизни, как мы это делаем везде и во всем!""

Академик М. А. Рыкачев, юрист А. А. Штакеншнейдер, актриса С. В. Аверкиева и другие известные российскому обществу деятели оспорили мнение корреспондента Толстого, что Достоевский был «зол и завистлив, но самое главное, опровергли его утверждение о «разврате».


19:38 

Ольга Краш
Verba volant, scripta manent
Роман Александра Дюма-сына с куртизанкой Мари Дюплесси (Альфонсией Плесси) продолжался чуть меньше года, до августа 1845 года и закончился по инициативе Дюма. В прощальном письме он написал:

«Дорогая Мари, я не настолько богат, чтобы любить вас так, как мне хотелось бы, и не настолько беден, чтобы быть любимым так, как хотелось бы вам. И поэтому давайте забудем оба: вы — имя, которое вам было, должно быть, почти безразлично; я — счастье, которой мне больше недоступно.
Бесполезно рассказывать вам, как мне грустно, потому что вы и сами знаете, как я вас люблю. Итак, прощайте. Вы слишком благородны, чтобы не понять причин, побудивших меня написать вам это письмо, и слишком умны, чтобы не простить меня. С тысячью лучших воспоминаний.»

20:25 

* * * * *

Ольга Краш
Verba volant, scripta manent
Мне столько надо рассказать
И стольким...
Не знаю я с чего начать.
Письмо отложено на полку
Зачем тебе его читать?
Там просто белый лист бумаги
С виньеткой красной на полях
Там больше спеси и громады
В словесных стоплено печах.
Там ни печали и не смеха
Ни боли из немых обид
Там то недвижимое эхо
Что слово сплавило в гранит.
Там нет порока и обмана.
Там просто белокрылый лист,
Там описала, что в тумане
Авось не всякий разглядит.
Но что рассказывать без толку,
Когда мой почерк жгуче слаб.
Его читать довольно долго
И все равно не разобрать.
Я в том письме по Вам скучала.
И тосковала в ноябре,
Когда все рядом увядало,
Пришел расцвет к моей руке.
Но письма нынче не приметны
Их заменили словеса.
А жаль, в словах так мало теста,
Которым лепится роса.

Взято у tak tak tak...

21:06 

Про горечь воспоминаний...



Привет, Андрюша. Ну как ты, счастлив теперь?
А я пока нет. Что еще сказать? Недавно, думая о тебе и разрываясь между желанием или набить тебе морду или быть с тобой, я поняла, что помню и хорошее. И хотя воспоминания мои слегка горчат, эта горечь не умаляет того хорошего, что все-таки было. Как легкая горечь кофе.., или пива вполне привычна для этих напитков и не делает их хуже... Так выпьем же. Твое здоровье.
Вот и всё. Говорить что-либо еще не имеет смысла. Все равно ни одно из слов/фраз не способно выразить в должной степени всё то........., что теперь уже не важно.
Храни тебя Господь.
---
(с) Невеста без места



@музыка: Pain Of Salvation - Oblivion Ocean

23:58 

Письмо из осени

Ольга Краш
Verba volant, scripta manent
Снова здравствуй! И в смысле привета, и в смысле - здоров
Постарайся остаться, поскольку дожди и туманы
Надвигаются. Знаешь ли - осень, а роза ветров
В эту пору цветет сквозняками. А все-таки странно,
Что в палитре предзимья так мало холодных тонов!
По утрам, выходя на балкон уже в теплом халате,
Размышляю теперь о сезонной символике снов:
Чаще снятся умершие. Это к дождям. Ну и хватит
О погоде! Пожалуюсь: знаешь ли, день ото дня
Все ленивее кот, а капризы его аппетита
И изменчивость нрава то злят, то тревожат меня...
Да, читаю хорошую книгу, но только петитом
Напечатанный текст до того утомляет глаза,
Что потом, от мигрени спасаясь, глотаю микстуры...
Помнишь бусы? Афганские, из бирюзы? Бирюза
Оказалась пластмассой. А я, соответственно, дурой.
Признаюсь, что теперь я без кофе с утра - не жилец,
Но до завтрака сказано жесткое "Нет!" сигарете!
Да, для нашего фото я приобрела, наконец,
Симпатичную рамочку. Фото стоит на буфете.
Я себе вечерами вяжу шерстяные носки -
Собираюсь добавить в зимовку немного уюта...
Это нудное дело спасает-таки от тоски!
Ладно, вру - не спасает, но хоть подгоняет минуты!
Знаешь, я перед сном, как и раньше, считаю до ста...
Не хватает листа...Закругляюсь. К вечернему чаю
Надо будет остатки гречишного меда достать...
Меда с тонкой горчинкой.
Прощай.
Я скучаю.
Скучаю.

(c)Артёменкова Наталья

Взяла у <shut>

18:04 

39,5

Ольга Краш
Verba volant, scripta manent
Любимая доченька Иванка, родная моя!
Не горюй! А если никак не получается, посмотри в окно: там деревья горюют и плачут, но мы-то с тобой знаем, что снова наступит весна, и они позабудут слезы. Никто не может сказать об этом деревьям, чтоб утешить их, потому что никто не умеет говорить, как листва или дождь или тростник. Никто, кроме тех, кто пишет стихи, остальные только молчат, как снег.
Когда тебе плакать? Когда тебе унывать? Уныние - это снег. Каждая слезинка - это буковка. Горячая буковка из самого сердца. Мы их утираем кулачками или тряпочкой, и они высыхают. Они умирают. И там, где мог быть красивый стих, не остается даже мокрого места.
Когда сжимается сердце и в горле давит комочек - напрасные люди думают: надо поплакать навзрыд. Они не знают, что этот комочек - маленький клубок строчек, из которых некоторым удается связать теплое стихотворение на зиму.
Горюй, доченька. Грусти, когда одиноко. И если не получается стих - тоже горюй. Для сердца печаль - как зарядка для тела. Сердце становится шире и крепче.

Целует тебя папа.


/Владимир Резник, 1985/

00:05 

Письмо в семнадцатый век

Locus ubi mortui docent vivos.
...Госпожа моя, триста лет,
Триста лет вас все нет как нет!
На чепце расплелась тесьма,
Почтальон не несет письма,
Триста долгих-предолгих лет
Вы все пишете мне ответ...
...Простите меня, о моя госпожа,
Простите меня,
Я снова стучусь в ваш семнадцатый век
Из нашего дня,
Простите меня, мой чужой человек,
Простите меня.
Сквозь время, за черный провал рубежа,
Из скуки оков,
Я все-таки вырвусь, моя госпожа,
Вы только дождитесь меня, госпожа,
Вы только простите меня, госпожа,
Простите во веки веков!..

Мне, если честно, нравится этот олдиевский вариант, а полностью "Письмо в семнадцатый век" Галича вот:

читать дальше

22:17 

Письмо одной девушке...

Хочешь знать, как я это делаю? Я не берегу силы на обратный путь.(с)
Хуже унижения -лишь осознание того, что это унижение никому не нужно.
Он живет без тебя- ест, спит, смеется, ходит в кино с друзьями, пьет пиво ,
работает и думает о покупке чего нить нужного. А про тебя вспоминает когда получает твои
"в последний раз окончательные письма"- и раздражается -вот пристала то.....
ты переживаешь сама- и приписываешь собственные переживания и ему. Твоя трагедия занимает весь твой мир...
А для него -это маленький кусочек на окраине. Ну расстались - вздохнул облегченно-виновато. Ну да. нехорошо получилось -но в мире ещё столько хорошего - девчонок прикольных и все такое. Ну не любит он тебя. А ты маячишь немым укором поблизости-
напоминая о себе "ошибочными типа смсками"старясь попасть на глаза, продумывая как бы оказаться там же где он. И он морщится от твоей рыдающей назойливости, и раздражается все сильнее в эти моменты. И никакой нежности не остается вовсе.
И вот когда ты понимаешь, что выглядишь жалко и глупо, ненужно , как приставшая к ботинку обертка, со всеми своими продуманными письмами,
выверенными словами, тщательно сформулированными фразами
-тогда становится ужасно обидно и тошно.
Главное без иллюзий ,реально представлять какую реакцию НА САМОМ деле вызывают у него твои маневры...
И сразу появляется гордость не унижаться и просто уйти.
А так ты похожа на человека, который спотыкаясь жалостно бежит вслед поезду по перрону. А тот ради кого бежишь- спокойно пьет коньячок в баре вагона-ресторана
и флиртует с теми кто в поезде....
А ты все бежишь и думаешь что он, страдая, ждет когда ты запрыгнешь к нему. Хотел бы-сам спрыгнул…к тебе...
Не бегай за чужими поездами -унизительно и бесполезно, особенно стыдно потом перед собой -вспоминать как ползала на коленях перед кем попало....

Сядь в свой поезд- рисуй свой мир а не пытайся в чужой втереться...
И тогда за тобой побегут по перрону - другие, лучшие....



( о себе -не унижалась и не писала писем именно потому, что всегда очень реалистично представляла как их будут читать , и о чем думать.
Попробуй вспомнить с каким чувством ты читала письма поклонника которому решительно отказала -ну была бы досада и неловкость -вот ведь пристал, зануда )






@настроение: ...)...

19:07 

Weisser Rabe
Тебе - первое.

Прости, что снова пишу. Или - что долго не писала. Забыл уже меня, наверное, да? Да и я, если честно, плюнула и растерла. Учеба, музыка, мальчики. И каждый вечер - молчащий телефон. Я теперь не разговариваю по телефону, совсем. А помнишь, трепались с тобой часами? Звонила тебе в два ночи, перед тем плотно закрыв дверь комнаты и накрывшись с головой одеялом. Чушь несли. Ты обижал меня, заставлял ревновать, а потом писал смс. Нежные такие - твоя особая нежность.

Была сегодня у той статуи. Сфотографировала. Хочешь, пришлю? Как мы хохотали над ней. Идиоты. А статую дурацкая, на самом-то деле. Но мы с тобой были в восторге. Мы вообще смешные были, чего ты, конечно ,не вспомнишь и не признаешь.

У меня сейчас совсем другая жизнь, чудесная, яркая, вихрь просто. Но иногда я по тебе скучаю, сильно-сильно. Вот и сегодня - скучаю. Чмок тебя в ушко, экс-Император моего сердца.

17:10 

Swe-e-et Jane
We can be heroes just for one day. (c)
Буду писать. Писать долго и красиво. Так, как, увы, не умею говорить. Постараюсь обойтись без излишней лирики и пафоса, но уж не обессудь. Ведь это не так просто – взять вдруг и изложить всё на бумаге. Начну с самого начала. С того дня в «лётчике», когда ты был пьяный, рыжий, небритый, ругался матом и много курил. Нужно ли говорить, что я тогда совсем не понимала тебя, а диск, который ты мне тогда записал (помнишь, Сид Вишез, Роллинги, Летов, Башлачев…), я послушала один раз с трудом и тоже ничего не поняла. Да и что я могла понять? Школьница! Глупая, только лишь с возом тоже непонятых книг за спиной, но с таким же возом боли. Удивляюсь, как ты сразу не ушел от меня, после того, как я вывалила всю эту боль и глупость на тебя. Кроме того, я совсем не влюбилась в тебя «с первого взгляда». Просто флиртовала как всегда. Но нужно сказать, что все таки эта водка и под ручку в метро меня смутили, но приятно возбудили… Но, слава Богу, ты был так пьян, что не замечал, как я неуверенно с тобой держусь, как нервничаю, потому что уже тогда чувствовала, что ты не просто мальчик, с которыми я развлекалась от скуки. Потом ты приехал ко мне. Просто не люблю ночевать одна, вот и позвала тебя. И это твое: «мы из разных поколений», водка твоя с мандаринами и много музыки. Снова ничего не понимаю, но уже чувствую тебя, уже слушаю, начинаю думать. Ты заметил эту мою провокацию – одна подушка на двоих? И очень смешно мне – руки по швам. И утром ты говоришь: «Хочу тебя». Признаться честно, я подумала привычно: «Ха, как легко. Опять то же самое». Оказалась не «ха» и не «легко». А потом все так быстро, все так сложно: «Я твой тупиковый путь, держись!» и целуешь, не знаешь как расстегивается оранжевое платье, «Мы обязательно встретимся, слышишь меня, прощай…» бесконечно заело, «Седьмое небо» утром… И матрас этот дурацкий полосатый! И ты был такой грубый, мне так непривычно было с тобой. Больно. И знашь, до сих пор в ушах стоит как ты сказал потом: «Я тебя не люблю, мне вообще похуй. Может возьмешь деньги?» Это было для меня шоком. Да, не просто шоком, а каким-то бредом безумным! Ведь отдаться тебе на третью встречу после того, как я попала в этот университет, мне объяснили все как следует про отношения между мужчиной и женщиной, я твердо зареклась, что до свадьбы – ни-ни, раскаялась там, исповедовалась во всех моих смертных грехах и все такое было для меня на порядок сложнее, чем расстаться с девственностью! Ах, ну разве мог ты об этом знать!? Ну да, я плакала спиной к тебе, помнишь, мне было больно. Я еще не знала, что так будет всегда. Но ты попросил прощения: «Люблю, как никого никогда не любил и не полюблю». И я простила не глядя. А впрочем, как и сейчас прощаю. Ну не умею я на тебя как следует обижаться! И все утро тогда я ходила голая. Но стеснялась на экзамене по литпреду смотреть в глаза Бежанидзе после этой безумной и счастливой ночи, глупая! Ты бы знал, как я краснела.
читать дальше

17:11 

Verba volant, scripta manent
Я пишу письмо тебе
Ну, здравствуй, здравствуй, Ума.
Как ты, моя девочка, как.
Стоит ли так мучиться,
Родная, ты подумай
Друг без друга трудно нам так.
Бросай ты этот Голливуд мутный,
Я буду ждать, я натоплю баню.
И встанем мы с тобой рано утром,
Возьмём корзины и за грибами.
И встанем мы с тобой рано утром,
Возьмём корзины и за грибами.

Я пишу письмо тебе,
Мои трясутся руки,
Ну-ка, брат, ещё мне налей.
Пью не просто так,
А потому, что я в разлуке
С девочкой любимой моей.
А то, что ты там спуталась с кем-то,
Всё врёт, конечно, жёлтая пресса.
И я уверен на сто процентов -
Ты мне верна, как прежде, принцесса.
И я уверен на сто процентов -
Ты мне верна, как прежде, принцесса.

Ума, приезжай и попадёшь ты
Прямо в сказку,
Будешь ты от счастья кричать.
Я вчера приделал к мотоциклу коляску,
Чтоб тебя с комфортом промчать.
А я с утра один на участке,
Деревья удобряю навозом.
Ты приезжай ко мне, моё счастье,
Хоть кораблём а хоть паровозом.
Ты приезжай ко мне, моё счастье,
Хоть кораблём а хоть паровозом.
©

18:07 

Примите свежее мясо?:)

Биологически пассивная добавка (с)
ЗДравствуй,мой невероятный,мой несравненный друг!

Странно...Мы с тобой вместе уже около десятка лет,а я до сих пор не писал тебе писем...Видимо,дело в том,что до этого у меня не было в этом нужды,ведь ты всегда был рядом.А теперь...

Милый мой,славный,хороший дружище!

Я пишу слишком путанно и сбивчиво,но мне кажется,что ты поймешь абсолютно все,что я хочу тебе сказать.Даже нет.Не кажется...Просто в моем прекрасном мире иначе и быть не может.Ты поймешь все.Абсолютно все.Так уж ты устроен,что нескзанно меня радует.
Что поведать тебе?
После твоего отъезда мир не рухнул.Я по-прежнему жив,здоров и благополучен.Но...
Мой мир потускнел.
Лишился одной из красок.
Странно....Ведь действительно,с тех пор,как ты пропал,я действительно стал реже встречать тот самый,пронзительно синий цвет,который ты так любишь...А ведь когда-то мне казалось,что почти весь мир-синий.Невероятно синий.
Какой бред...
Я скучаю.
Не просто по своему несравненному другу,по понимающему лействительно ВСЕ человеку,по своей лучшей модели,черт возьми,музе!
Ушло то настроение,с которым я так свыкся за эти годы,и которую нахально приписывал себе...Поразительная легкость,пронзительная ясность и четкость чувств,как у зверя или ребенка.
Черт.
Я снова начал писать стихи.Я думал,что уж от этого-то излечился окончательно.
Ладно,хватит.
Прости за нытье.
Обязательно сообщи,как ты там.

Я буду еще писать тебе,ладно?..
Письма-приятная иллюзия...Что ты еще со мной.Хотя твой мир все равно изменился ощутимее,чем мой.Не потому...А потому,что это ты ушел.А я остался.Так что....
Черт,черт,черт,прости меня еще раз!
Я опять хнычу.Я тряпка.
Все.
Пиши мне.
Обязательно...

Твой Х.Алхор

12:46 

Письмо тебе.

Verba volant, scripta manent
С чего же начать письмо... не знаю... может с признания?! Да, точно, с него и начну!! Хочу признаться Тебе, что если сидишь ночью на кухне, на родном подоконнике, упершись лбом в холодное стекло и притворившись фонарем глазеешь с высока на ночную жизнь, то можно много чего увидеть и услышать... За окном тоже живут люди которым не спится... Многим из-за одиночества, многим из-за горя, а многим из-за денег... В сутки приходит время отдыха и каждый проводит его по-своему... Но все одинаковы в одном, все в это время начинают мечтать... Давай закроем глаза и попробуем увидеть некоторых из них... Тихонечко... Слушай... Слышишь? Это сосед мой... Он мечтает о ласковой и теплой хозяйке... о жене... которую есть за "что" обнять О наваристом борще и чистых, заштопанных носках... Они будут сидеть на диване и смотреть кино... Он обнимет ее и почувствует всю ее доброту... А вместо этого он заводит себе кошку, красивую, рыжую... Делает ей операцию и она становится размеров хорошей жены... Она ест больше, чем он и ее тяжело держать на руках... Она почти не ходит и тем более не варит борщи... А он мечтает о жене каждый вечер...
...А вот еще... смотри... другой сосед... Он молодой, женатый, у него дочка... Он не спит, смотрит в потолок... Если бы хоть раз, придя с работы домой, услышать тихий голос любимой жены, а не ворчание тещи... Тяжело жить с людьми, надежды которых ты не оправдал... Появляются комплексы... Хочу отдельную квартиру... Да некому ее мне подарить... И халат старый на жене любимой уже раздражает... Где бы еще какую халтурку найти... А лучше работу... Тогда и сына можно родить...
Вот, еще... видишь... мальчишка 10 лет с другом неопределенного возраста... ему холодно... что он тут делает... далеко от места ночевки, хотя разницы нет в каком подвале ночевать... Тише... слушай... Ботинки бы теплые... и душ горячий... да мазь от чесотки... Как есть хочется... Дядя на работу обещал взять... за покупками ходить и машины мыть... Денег заработаю, смогу домой съездить... Холодно... Хоть одна бы была дома... У меня тут две знакомые живут... Вырасту, заработаю денег, стану президентом и куплю нашу страну и сделаю так, что б всем было хорошо... Чтоб жадностью ни кто не болел, ни пил, не курил и не кололся...
А вон еще... Пара с собакой...Ему за пятьдесят, она его моложе на лет десять...Они давно женаты, у них двое детей... Они идут молча, но думают об одном и том же... Всю жизнь им казалось, что они поступают правильно и правильно себя ведут... А сейчас кроме чувства вины перед детьми и друг другом у них ничего не нет... Они мечтают поговорить об этом, но не могут найти слова... Так они мучаются последние года четыре... Они мечтают о прощении и понимании от детей... О дружной и любящей семье...
Давай заглянем во двор... видишь, команда подростков... Не хочется им домой с виду, но это не так... Все они хотят быть замеченными, увиденными, услышанными своими родителями... Они хоть и вместе, и говорят о чем-то, и даже смеются, но каждый думает о своем...Пусть мама скорее вернется, ну где же она задержалась...С чего отец взял, что живя отдельно от нас, с пьяницами, можно бросить пить?...Почему, когда люди взрослеют, то перестают любить друг друга?...Поехать бы вместе, за город на дачу сходить бы на море...Не нужны мне их часы, хоть раз бы задав вопрос выслушали на него ответ...Был бы папа, он бы сейчас со мной самолеты клеил...Когда стану папой, то все время буду проводить с детьми...
А вот смотри.. девчонка лет девяти и мальчишка лет одиннадцати... уперлись носом в окошко... мечтают о дальних странах... о побеге из дома... это будет обязательно Китай... он такой яркий и красивый... будем ночевать в сене... проберемся на корабль... и собаку заберем...родителям письма писать будем, чтоб не волновались...
Открой глаза... смотри.. А это мы... стоим на горе... солнце слепит глаза... свежий ветер дует так, что хочется взлететь, а впереди необъятная даль ослепительно синего моря... Ты ужасно боишься высоты, но Я ведь рядом... Мы на краю... Ну что, бери меня за руку... Ты веришь мне?... Тогда полетели... Я покажу тебе свой любимый Азербайджан ...
©

15:37 

Сожженное письмо

Ольга Краш
Verba volant, scripta manent
Прощай, письмо любви! прощай: она велела...
Как долго медлил я! как долго не хотела
Рука предать огню все радости мои!..
Но полно, час настал. Гори, письмо любви.
Готов я; ничему душа моя не внемлет.
Уж пламя жадное листы твои приемлет...
Минуту!.. вспыхнули! пылают - легкий дым,
Виясь, теряется с молением моим.
Уж перстня верного утратя впечатленье,
Растопленный сургуч кипит... О провиденье!
Свершилось! Темные свернулися листы;
На легком пепле их заветные черты
Белеют... Грудь моя стеснилась. Пепел милый,
Отрада бедная в судьбе моей унылой,
Останься век со мной на горестной груди...

Александр Пушкин

15:33 

Письмо тебе...

Verba volant, scripta manent
У меня никогда в жизни не было ЛУЧШЕГО друга (хотя знакомых и друзей тысячи), зато у меня есть ты. Ты помнишь тот день, когда мы познакомились? Как сейчас помню: был конец июля. Несколько дней стояла жара, но вот в один ПРЕКРАСНЫЙ день внезапно небо заплакало, роняя миллионы, нет тысячи миллионов слезинок... на наш город, на всех его жителей. Я возвращался от друга, промокший до последней нитки, а дождь и не собирался успокаиваться. Я шел по бульвару, где мелькали тысячи разноцветных зонтиков на фоне черно-белого мира. И вдруг, среди них я увидел лучик света... Это была ты... Ты действительно излучала какой-то фантастический, волшебный свет. Кажется, ты тогда была в коротеньких джинсах и майке, которые абсолютно промокли. Капельки с неба падали на твои золотистые волосы, которые были заплетены в длинные косички, что придавало тебе невинный, детский и чуточку наивный вид. Ты шла босиком, шлепая по лужам, как маленькая девочка. Ты улыбалась... По-моему, тогда я решил, что ты улыбаешься мне, хотя ты улыбалась всему миру: дождику, тучкам, небу. Кажется, я подошел к тебе и попросил, чтобы ты улыбнулась ещё раз, и сказал, что у тебя красивая улыбка. С тех пор ты мой лучший друг, или правильнее - лучшая подруга? Да, я признаюсь, что с той секунды, когда я тебя увидел, я влюбился... Но каждый день я даю себе слово, что не признаюсь самому себе в том, что люблю тебя больше жизни, ведь я не хочу потерять нашу дружбу, ведь ты понимаешь меня с полуслова, по одному взгляду. И я, в свою очередь, стараюсь понимать тебя. Самое теплое в нашей дружбе - это то, что мы умеем читать мысли друг друга. Я же знаю, о чем ты сейчас думаешь! О том, какой же я все-таки у тебя романтик... Не правда ли? А я думаю о том... Хотя, ты, наверное, знаешь, о чем я думаю...

...Твой романтик...
©

05:10 

Verba volant, scripta manent
(с) Я расскажу о Тебе ровно столько, сколько понадобится, чтобы понять, что это письмо именно от Меня и адресовано оно именно Тебе. Возможно Ты спросишь: "Почему не позвонить? Почему не прилететь на крыльях и не одарить Тебя огромным букетом цветов? Почему не проявить свою любовь материальными средствами?" На это я отвечу: "Потому, что истинная любовь не ищет материальных подтверждений и мне от Тебя не нужно ничего материального, мне нужна Ты. Ты и Твоя любовь".

Тебя зовут Надежда. Ты полна жизни и очень активна. Ты из Светогорска. Ты учишься в СПбГИЭУ (ИНЖЕКОН). Сейчас живешь в СПб. Честно говоря я даже не знаю у кого именно, наверное у одной из своих подруг. Мы познакомились, когда я готовился защищать диссертацию. Ты очень помогла мне тогда. Поддержала меня, как поддерживала и всё остальное время. С тех пор прошёл год. Даже больше года. Всё это время мы были вместе. Ты и Я. Тебе было нелегко и я помогал, как мог. Ты сменила работу. Раньше Ты работала в библиотеке Твоего города. И устроилась в банк. Это был не самый Твой удачный опыт, но я не дал Тебе сорваться, Я не позволил Тебе всё бросить и уехать обратно и Ты спустя 3 недели пошла работать в другой банк, а потом Тебя пригласили в тот банк, в котором Ты работаешь кредитным менеджером, пусть и не в самом банке, а в магазине, но ты мечтаешь перейти работать в офис. Перед расставанием Мы встретили Новый Год у Твоих родителей.

Да, мы ругались, да, мы спорили, да... Но мы всегда мирились. Мы нужны были друг другу. Да, нужны. Может дело именно в этом? Может именно здесь и скрыта причина? Она не одна, но она весьма значима. Я поддерживал Тебя и помогал стать на ноги в большом и неизвестном городе, а ты помогала мне измениться и стать другим. Может даже не стать другим, а вернуться к истокам, стать таким, каким я должен был стать?

Я стал твёрже и уверенней, а Ты старалась стать мягче и заботливей. Ты стала раньше приходить, хотя раньше задерживалась подолгу на работе. Ты стала уделять мне больше внимания. Да, я знаю, что меняться нелегко - это тяжёлый труд - становиться лучше, становиться не таким, каким был раньше.. Я очень ценил это в Тебе. И не только это.

Да. Я хочу, чтобы Ты вернулась. Чтобы ты вернулась туда, где твой дом. Ты знаешь, где он. Ты сама мне сказала. Ты можешь сколько угодно притворяться перед окружающими, притворяться перед подругами, друзьями, родителями, сотрудниками и остальными, но ты никогда не сможешь обмануть себя. Я не хочу обманывать себя всю жизнь. А Ты?

Но я не буду умолять Тебя. Я уважаю Себя, как уважаю и Тебя. Уважаю Твоё мнение, Твои мысли. Я честен перед собой. Мне не в чем раскаиваться и не о чем сожалеть. Да, многое было сделано неправильно. Да многое сделано не так, но мы учились. Мы учились любить, а не ошибается только тот, кто ничего не делает, а Мы делали.

Я не буду звонить Тебе. Я не буду писать Тебе ни по СМС ни по Е-мейл. Я не пойду к Тебе на работу и не буду упрашивать вернуться.

Вместо этого я пишу это письмо Тебе и оставляю его там, где Ты его никогда не прочтешь. Ты даже не знаешь об этом месте и Тебя не интересуют вещи, здесь публикуемые и обсуждаемые.

Если Нам суждено быть вместе, то это Письмо дойдёт. Обязательно дойдёт. И тогда дело будет только за Тобой. Ты сама решишь, хочешь ли Ты вернуться или нет. Готова ли Ты и дальше меняться? Готова ли постоянно расти и развиваться? Или Ты уже зрелый, состоявшийся индивид с твёрдыми устоями и Тебе не нужен такой человек, как Я? Хочешь ли Ты, чтобы Я был сильным и готова ли Ты чуствовать себя слабой? И, главное, готова ли Ты заново узнать Меня, потому, что Я готов узнать Тебя? Начать всё с чистого листа?

А, возможно, это письмо найдёт Тебя и Ты, прочтя его скажешь: "Что за чушь здесь написана? Какой бред." Тогда Тебе и не о чем беспокоиться. Значит всё было просто одной большой и нелепой случайностью. Я помог Тебе стать на ноги, а Ты выдернула меня из сна. Значит зачёт. И не о чем сожалеть. Тогда Ты просто удалишь все СМС из своего телефона и сотрешь мой номер, вычеркнешь этот год из памяти и пойдешь дальше, туда, куда Нам не по пути...И будь счастлива...Потому, что я знаю всё, что делал для Тебя и знаю, что Ты не пропадешь...Я спокоен за Твою дальнейшую судьбу...
©

Эпистолярий

главная